?

Log in

No account? Create an account
flag

a_dyukov


Записные книжки историка


Previous Entry Share Next Entry
Одна польская легенда
flag
a_dyukov
Давно хотел написать о "конференции гестапо и НКВД в Кракове и Закопане", но все времени не было. Теперь, когда меня свалила тяжелая простуда, время появилось.

Если мы наберем в поисковике слова "НКВД", "гестапо", "Краков" и "Закопане", на нас немедленно вывалится масса утверждений, о том, что польские города Краков и Закопане были в конце 1939 - 1940 гг. центром сотрудничества между НКВД и гестапо. Тут проводились совместные конференции по "борьбе с польскими повстанцами", тут существовала совместная школа НКВД и гестапо, etc. Все эти утверждения мы сейчас проверим.

Для начала давайте прочитаем, что пишут про совместную деятельность НКВД и гестапо.

Само подробное описание - сделанное неким польским священникам Юзефом Дембиньским: "Первая конференция по сотрудничеству немецких и советских служб безопасности состоялась 27 сентября 1939 г. в Бресте над Бугом. Она была посвящена деятельности обеих спецслужб по борьбе с польской оппозицией и диверсией. Вторая конференция состоялась в конце ноября 1939 г. в Пшемысле (Перемышль) и касалась обмена военнопленными и перемещения населения. Однако наиболее кошмарная в своих последствиях была III методическая конференция НКВД и гестапо, состоявшаяся 20 февраля 1940 г. в г. Закопане. Немецкую делегацию возглавил Адольф Эйхманн, а советскую - Григорий Литвинов. Принятые во время этой конференции постановления оказали чрезвычайно серьезное влияние на методы совершенного на польском народе геноцида". Источники иформации святой отец, естественно, не называет; поверить же ему на слово мешают Эйхман и Литвинов, назначенные Дембиньским руководителями делегации. Дело в том, что Эйхман в феврале 1940 года был всего лишь референтом "еврейского" отдела гестапо и к борьбе с польским подпольем никакого отношения не имел. С Литвиновым же дело обстоит еще хуже. Если ввиду имеется дипломат Литвинов, то его звали все-таки не Григорием, а Максимом, и никакого отношения к борьбе с польским подпольем он опять-таки не имел. Конечно, может быть, речь идет о каком-то офицере НКВД; однако ни в фундаментальном справочнике "Кто руководил НКВД, 1934 - 1941", ни в именных указателях к сборникам документов "Органы госбезопасности СССР в Великой Отечественной войне" мы никакого Григория Литвинова не находим.

Польский историк Петр Колаковский, считает. что контакты между НКВД и гестапо осуществлял "генерал НКВД Набрашников" (Kolakowski P. NKWD i GRU na ziemiach polskich, 1939 - 1945. Warzawa, 2002. S. 66). К сожалению, фамилия Набрашникова в справочнике руководителей НКВД опять-таки не фигурирует.

Впрочем, в отличие от польского священника, профессиональные историки не балуют нас подробностями и сюжет о сотрудничестве между НКВД и гестапо в Кракове и Закопане обрисовываю крайне лаконично. Например, д.и.н. Н.С. Лебедева в статье "Четвертый раздел Польши и катынская трагедия" пишет, что "в Закопане в декабре 1939 г. был создан совместный учебный центр служб безопасности и проходили переговоры ответственных чинов гестапо и НКВД". В качестве источника информации она ссылается на книгу Piekalkiewicz J. Hitler und Stalin zerschlagen die Polnische Republik. Berish Gladbach, 1982. - по всей видимости, эмигрантскую.

Белорусский к.и.н. Игорь Кузнецов в "Белорусской деловой газете" пишет:
"СД на территории Западной Белоруссии по указанию имперского министерства безопасности вступило в тесный контакт со службами НКВД. С этой же целью в Закопане был создан секретный совместный учебный центр, в котором эсэсовцы и энкаведисты постигали науку борьбы с польским сопротивлением.". Из какого источника, взята эта информация, Кузнецов не уточняет.

Поляк Мачей Козловский более откровенен и свои источники называет: "Осенью 1990 года в российском еженедельнике "Новое время" была опубликована статья С.Куратова и А.Полякова, которые выдвинули гипотезу о том, что расстрел польских офицеров весной 1940 года был заранее спланированной и скоординированной совместной акцией гестапо и НКВД. Сговор мог состояться в начале марта 1940 года на совещании в Кракове и Закопане (об этом совещании и договоренностях, касающихся деятельности против польского движения сопротивления, пишет также Н.Дэвис в своем труде о Варшавском восстании). О 'методических конференциях', проводившихся германскими и советскими властями, мы знаем также из исследований С.Дембского, автора большой монографии "Между Берлином и Москвой. Германо-советские отношения в 1939-1941 гг.". Он приводит даже конкретные подробности этих встреч, однако приходит к выводу, что до настоящего времени не обнаружено убедительных доказательств, свидетельствующих о связи этих конференций с катыньским делом". Как видим, автор ссылается на книги Н. Дэвиса и С. Дембского.

Давайте разбираться c источниками. Книга г-на Piekalkiewiczа, на которую ссылается Лебедева, не может рассматриваться как надежный источник по той простой причине, что поляки-эмигранты не имели доступа к документальным свидетельствам и были вынуждены довольствоваться слухами. Книгу С. Дембского, на которую ссылается Козловский, мне достать не удалось. Зато в книге Дэвиса, на которую ссылается тот же Козловский ("об этом совещании и договоренностях, касающихся деятельности против польского движения сопротивления, пишет также Н.Дэвис в своем труде о Варшавском восстании"), истории с конференцией между НКВД и гестапо (Дэвис, впрочем, пишет об СС) отведено одно предложение (!). При этом Дэвис ясно пишет об отсутствии документальных свидетельств об этой "конференции" (Davies N. Rising ' 44: The Battle for Warsaw. London, 2004. P. 91).

Впрочем, нас все равно уверяют, что документальные свидетельства все-таки существуют: "Польские историки нашли подтверждение тому, что в 1939 году сотрудники гестапо и НКВД встречались на оккупированном польском курорте Закопане, чтобы спланировать совместные акции против польской интеллигенции.".

Что это за документы, мы можем понять, почитав работу уже упоминавшегося И. Кузнецова: "Опубликованные в 1989 году в книге польского историка Ч.Мадайчика немецкие документы свидетельствуют, что в начале 1940 года между СССР и Германией шли переговоры о дальнейшем обмене военнопленными. В марте 1940 года по этому вопросу состоялась встреча представителей НКВД и гестапо, проходившая в Кракове и в Закопане... Недоступность документов, касающихся советско-германских переговоров относительно польских проблем не дает возможности осветить рассматриваемые проблемы в этом плане... Мы не знаем даты совещания в Кракове". Вроде ссылка на документы есть - но на те, которые касаются совершенно другой проблемы. А документов, касающихся "конференций в Кракове и Закопане", как выясняется, все-таки нет.

Ссылку на пероисточник информации о "конференциях" НКВД и гестапо мы обнаруживаем в книге уже упоминавшегося П. Колаковского. Оказывается, впервые эти сведения появились в вышедших в 1952 году в Лондоне воспоминаниях польского генерала Т. Бур-Комаровского (того самого, что проиграл Варшавское восстание). Сам Бур-Комаровский ссылается на данные разведки ZWZ, установившей, что в Краков в марте 1940 г. приехала комиссия НКВД (Kolakowski P. NKWD i GRU... S. 67).

Однако здесь мы имеем дело с ошибкой разведки. В Краков действительно приезжала советская делегация, однако никакого отношения НКВД она не имела. Это установил российский историк О. Вишлев, обратившийся к данным германских архивов: "29—31 марта 1940 г. в Кракове находились представители советской комиссии, но не какой-то "особой комиссии НКВД", как вслед за Бор-Коморовским утверждают некоторые западные и отечественные авторы, а советской контрольно-пропускной комиссии по эвакуации беженцев. Эта комиссия, как и аналогичная германская, была образована на основе межправительственной договоренности. Советская делегация состояла из трех человек: B.C. Егнарова, И.И. Невского (соответственно председатель и член Советской главной комиссии по эвакуации беженцев) и В.Н. Лисина (член местной комисси). В задачи делегации входило обсуждение ряда вопросов, связанных с организацией обмена беженцами, и подписание с представителями германской комиссии соответствующего протокола".

Подведем промежуточные итоги: никаких документальных свидетельств о "конференциях НКВД и гестапо в Кракове и Закопане" нет. В Кракове действительно проходила советско-германская конфренция, однако посвящена она была не вопросам борьбы с польским подпольем, а вопросам по обмену беженцами.

А как же межведомственная школа НКВД и гестапо в Закопане? - Очередной миф, естественно. Дело в том, что в 1939 - 1940 году в Закопане действительно имела место школа гестапо. Однако допускать в нее советских представителей никому и в голову бы не пришло: в этой школе проходили подготовку украинские националисты, использовать которых можно было лишь против СССР. Этот сюжет рассматривается в статье киевских историков Д. Веденева и В. Егорова "Меч і тризуб. Нотатки до історії Служби Безпеки ОУН". Если учитывать, что Закопане - город маленький, то существование в нем одновременно двух школ гестапо - антисоветской и просоветской - просто-напросто невозможно.

Так что все рассказы о сотрудничестве НКВД и гестапо в Кракове и Закопане - миф чистой воды. Миф, правда, крайне популярный и прочно обосновавшийся в "Викпедии".

Скрупулезно сделано, спасибо.

A можете отредактировать “Bикипедию”, добавив развенчание мифа?

Ну если кто-нибудь отредактирует - буду рад. Сам я никогда Викпедию не редактировал по причине лени.

А чего с фамилиями? Бур-Комаровский - Бор-Коморовский
А Википедию править - обратно всё вернут. Там модеры странные. Я как-то написал, что Ефим Учитель не является режиссером фильма "Парад Победы" - стерли.

Он на самом деле Boor и его у нас всегда переводят как "Бур". Почему его Вишлев стал писать чере "о" - не знаю, но исправлять не стал.

То, что ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ доказательств сотрудничества НКВД и гестапо нет, не значит, что их НЕ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ ВООБЩЕ. К сожалению. Помнится, о секретном протоколе к пакту Молотова-Риббентропа тоже говорили, что он не может существовать, потому что этого не может быть просто никогда. Оказалось может... Я вот сижу и думаю про комиссию по эвакуации беженцев. Польша разделена на германскую и советскую. Нужно Сталину настоящее, не выдуманное чекистами для выполнения плана по репрессиям, антисоветское сопротивление на новой территории? Нет. Нужны ему лидеры этого сопротивления, обладающие авторитетом среди земляков? Нет. А если они сбежали на немецкую сторону? Хрен редьки не слаще, но ведь антисоветски настроенных поляков СД может использовать в шпионских играх против СССР как тех же украинцев. Тогда почему бы не осуществить взаимовыгодный обмен, ну скажем на парочку евреев? И разумеется "без протокола"? Слухи не возникают на пустом месте. Несовпадение фамилий может объясняться тем, что у конкретных людей было по нескольку паспортов-легенд. Дело-то в том, что с Германией мы сотрудничали: металлы цветные посылали, летчиков в Липецке обучали в обход Версальского договора, к сожалению. Уж так дружили, что похерили разведсеть в Германии. Версия поляков для нас очень обидна, но отмахиваться от нее нельзя, ОТКРЫТЫ ЕЩЕ НЕ ВСЕ АРХИВЫ. а если в них хранится такая бомба, то их вообще никогда не откроют.

Ну вот когда нам предъявят что-нибудь более существенное, чем противоречивые и бездоказательные утверждения - тогда и будем их рассматривать.
А до тех пор мы имеем все основания считать рассказы поляков легендой, не соответствующей действительности.

Спасибо, очень интересно. Докину свою копейку.

На первый взгляд, ход Дембиньского прозрачен. Сделать ответственными за борьбу с польским подпольем Эйхмана и еврея. Про Эйхмана "евреи говорят", что он очень плохой. Вот он-то и работал против поляков, на пару со столь же плохим - как иначе? - евреем.

С другой стороны, А. Эйхман в 1939–40 гг. действительно играл важную роль в реализации планов изгнания евреев и поляков с польских земель, предназначавшихся ко включению в состав рейха (Данциг, Западная Пруссия, Познань, Верхняя Восточная Силезия). В сентябре 1939 - марте 1940 он руководил осуществлением "плана Ниско" (попытка создания т.н. "Люблинской резервации" ). Этот план касался конкретно евреев (Judenreservat), но в указанный период немцы занимались также и депортацией польского населения, вместо которого в аннексируемых районах предполагалось расселить немецких колонистов и фольксдойче (в основном из Прибалтики).

Т.о. Эйхман всё же имел какое-то отношение и к собственно польским делам (недолго). Был ли он в феврале 1940 г. в Закопане, установить не удалось. Но ни в одном из доступных источников (а по Эйхману их немало) я не вижу указаний на его участие в совместной с НКВД конференции. Кроме того, немецкие планы и действия по депортации польского населения из аннексируемых районов в генерал-губернаторство не требовали согласования с Москвой.

Можно, конечно, предположить, что на конференции в Закопане обсуждалось что-то другое, но у Эйхмана специалите было конкретным: организация массовых депортаций. Борьбой с повстанцами и т.п. он не занимался. Соответственно, версия Дембиньского, согласно которой Эйхман возглавлял в Закопане немецкую делегацию, выглядит очень странно.

В конце 80-х была статья на эту дему в АРХИдемократических "Московских новостях". Опубликована на последней страницк, где они обычно помещали материалы по истории. Название, типа НКВД - ГЕСТАПО и соответствующие картинки - череп с косточками + щит и меч.

очень, очень интересно. Примерно так же интересно было читать книжку Козлова по фальсификациям исторических документов в российской истории.
Да, вашу статью мы уже выложили в сети. http://www.proriv.ru/articles.shtml/guests?est_mif

Спасибо большое :)))
Правда, я хотел бы вас попросить перепечаткой еще только второй части, а части 3 - 5 не перепечатывать. Дело в том, что скоро, по всей, видимости, будет большая публикация по этой проблеме - с исправленными неточностями и т.д.
Еще раз спасибо.

Спасибо, еще один гвоздь в гроб демшизы.
Что касаемо возможности такого сотрудничества, не вижу ничего криминального. В описываемый период немцы, насколько я знаю, еще не успели проявить себя с "лучшей" стороны. Поэтому сотрудничество двух спецслужб работающих в одном направлении выглядит вполне естественно. Сотрудничает же ЦРУ и MI6 в Ираке и других подконтрольных натовцам регионах. А разговоры "да как они могли!" пресловутый двойной стандарт. Договор о разделе Чехословакии Н.Чемберлен и Э.Деладье заключали не с Белоснежкой.

Раз пошла такая пьянка

Если уж разговор зашел о возможности/невозможности предположений с стороны историков, то я хотел бы понять точку зрения на этот вопрос. При рассмотрении исторических вопросов ХХ века этот подход еще хоть как-то оправдан, но что делать специалистам по средневековью или древнему миру? Документов той эпохи осталось, прямо-таки скажем, немного, так что построить стройную картину опираясь только на письменные источники вряд ли получится.

Или, например, ситуация с русскими летописями. Их считают источником, при том, что по факту записи делались не очевидцами, предвзятыми лицами, зачастую значительно позже описываемого события или вообще являются обработанной "калькой" более ранних записей точно таких же предвзятых неочевидцев. Разве можно на основании таких "произведений" пытаться понять, что происходило на Руси?

Приведу конкретный пример: знаменитая Куликовская битва. Современные битве источники не придают ей вообще никакого значения и подробно ее не описывают, так что по поводу подробностей опираться приходится на литературные произведения типа "Задонщина" и "Сказание о Мамаевом побоище", которые, в принципе, источниками считаться не могут. Восточные хроники вообще ничего о битве не пишут, впрочем как и западные. Т.е., согласно Вашей логике, Куликовской битвы в том виде, в каком она известна нам, вообще не было?

Я, к сожалению, не медиевист. На мой взгляд, русская медиевистика - крайне сложное поле для исследования; XVIII - ХХ века исследовать куда проще. Так что ответить на ваш вопрос по Куликовской битве не могу.
А вот при исследовании XX века во главу угла всегда ставятся именно источники; того, кто попытается писать исторические работы по худлиту, просто засмеют.

Странно, что не заметил этот пост

Спасибо!
и в мемориз.

(Deleted comment)

Редкостный бред :)

ПЕРЕВОД С НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА
Сов. секретно Рейхсфюрер СС Шеф Главного управления безопасности № I-448 /12-I Берлин, 3 ноября 1938 г.
ДОВЕРЕННОСТЬ.
С этой доверенностью шеф четвертого управления главного управления безопасности Национал-социалистической рабочей партии Германии, бригаденфюрер СС Генрих Мюллер, уполномочивается подписать в Москве с руководством Министерства внутренних дел договор о совместной деятельности между руководством главного управления безопасности НСДАП и руководством советских специальных служб.
подпись.
Группенфюрер СС
печать: Рейхсфюрер СС, Шеф главного управления безопасности,
Переводчик (подпись)
Верно: руководитель секретариата НКВД СССР
Мамулов С.С. (подпись)
печать: НКВД СССР. Секретариат №1


Тот, кто состряпал эту фальшивку не знал, что в Германии НИКОГДА НЕ БЫЛО ведомства с названием "управление безопасности Национал-социалистической рабочей партии Германии"
Было ведомство РСХА (в коем четвертое цправление и в самом деле возглавлял Генрих Мюллер) - но создано оно было в СЕНТЯБРЕ 1939 года - и потому в ноябре 1938 никаких соглашений ни с кем подписывать не могло!
Про совершенно бредовый текст самого "соглашения" вообще молчу.

history

(Anonymous)
ПЕРЕВОД С НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА
Сов. секретно Рейхсфюрер СС Шеф Главного управления безопасности № I-448 /12-I Берлин, 3 ноября 1938 г.
ДОВЕРЕННОСТЬ.
С этой доверенностью шеф четвертого управления главного управления безопасности Национал-социалистической рабочей партии Германии, бригаденфюрер СС Генрих Мюллер, уполномочивается подписать в Москве с руководством Министерства внутренних дел договор о совместной деятельности между руководством главного управления безопасности НСДАП и руководством советских специальных служб.
подпись.
Группенфюрер СС
печать: Рейхсфюрер СС, Шеф главного управления безопасности,
Переводчик (подпись)
Верно: руководитель секретариата НКВД СССР
Мамулов С.С. (подпись)
печать: НКВД СССР. Секретариат №1

.

ГЕНЕРАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ.
О сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности между Главным управлением государственной безопасности НКВД СССР и Главным управлением безопасности Национал-Социалистической рабочей партии Германии (ГЕСТАПО).
время подписания:
гор. Москва 11 ноября 1938 г. 15 час 40 мин.


ГЕНЕРАЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ

0 сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности.
гор. Москва 11 ноября 1938 г.
Народный Комиссариат Внутренних Дел Союза ССР, далее по тексту НКВД, в лице начальника Главного управления государственной безопасности, комиссара госбезопасности 1 ранга Лаврентия БЕРИЯ, с одной стороны и Главное управление безопасности Национал-Социалистической рабочей партии Германии, в лице начальника четвертого управления (ГЕСТАПО) Генриха МЮЛЛЁРА, на основании доверенности № 1 448/12-1, от 3 ноября 1938 г., выданной шефом Главного-управления безопасности Рейхсйюрера СС Рейнхарда Гейдриха, далее по тексту ГЕСТАПО, с другой стороны, заключили настоящее генеральное соглашение о сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности между НКВД и ГЕСТАПО.
§ 1.
п.1. Стороны видит необходимость в развитии тесного сотрудничества органов государственной безопасности СССР и Германии во имя безопасности и процветания обеих стран, укрепления добрососедских отношений, дружбы русского и немецкого народов, совместной деятельности, направленной на ведение беспощадной борьбы с общими врагами, ведущими планомерную политику по разжиганию войн, международных конфликтов и порабощению человечества.
п.2. Стороны, подписавшие настоящее соглашение видят историческую необходимость такого решения и будут стараться делать все для укрепления влияния и силовых позиций своих стран во всем мире не причиняя взаимного вреда. Принимая во внимание исторические процессы в развитии международных отношений, при которых СССР и Германия являются лидирующими странами, а так же, что между нашими правительствами устанавливаются хорошие отношения, между народами крепнет дружба и сотрудничество, в то же время желание общих врагов СССР и Германии направлено на разобщение добрососедских отношений, разжигание недоверия, неприязни, откровенной вражды и реваншистских выпадов НКВД и ГЕСТАПО поведут совместную деятельность в борьбе с общими врагами и будут информировать правительства своих стран о результатах такой деятельности,

п.3. Сознавая, что происшедшие в последнее время перемены в мире, представляют нашим странам уникальный шанс установить в мире новый порядок, основываясь на примате, желая придать динамизм отношениям между СССР и Германией, стороны договорились о нижеследующем:

§ 2.
п. 1. НКВД и ГЕСТАПО будут развивать свои отношения во имя процветания дружбы и сотрудничества между нашими странами.
п.2. Стороны поведут совместную борьбу с общими основными врагами:
— международным еврейством, ее международной финансовой системой, иудаизмом и иудейским мировоззрением;
— дегенерацией человечества, во имя оздоровления белой расы и создания евгенических механизмов расовой гигиены.
п.3. Виды и формы дегенерации, подлежащие стерилизации и уничтожению стороны определили дополнительным протоколом №1, являющимся неотъемлемой частью настоящего соглашения.