Александр Дюков (a_dyukov) wrote,
Александр Дюков
a_dyukov

Новости десталинизации

Михаил Федотов: «Дистанцирование современной России от преступных действий советской власти значительно улучшило бы наши отношения со многими странами»


— Михаил Александрович, каких действий со стороны власти вы ждете после представления президенту программы десталинизации?

— Принципиально важно было узнать, что намерения нашего совета и президента полностью совпадают. Надеемся, что в ближайшее время начнется подготовка документов, предусмотренных проектом. Не исключаю, что среди них будет и декларация с политическими оценками тоталитарного режима, с моральным осуждением всех его преступлений. Дистанцирование современной России от преступных действий советской власти улучшило бы наши отношения со многими странами и народами. Думаю, к этой инициативе могли бы присоединиться все ветви власти. Кроме того, мы прорабатываем с ведомствами массу конкретных вопросов: о передаче функций рассекречивания документов Росархиву, о возвращении на федеральный уровень выплат компенсаций жертвам преступлений режима. Наконец, в этом году необходимо провести согласование проектов, а в идеале и начать строительство двух мемориальных комплексов жертвам репрессий в Москве и Санкт-Петербурге.

— Ваш коллега Арсений Рогинский сказал, что помимо морального осуждения возможна и правовая оценка советского периода истории. А судьи кто?

— Президент подчеркнул: правовую оценку может дать только суд. Мы хотим задействовать существующий в Гражданском процессуальном кодексе механизм, позволяющий в судебном порядке признавать отдельные нормативные акты недействующими с момента их издания. В суде могут быть признаны недействующими постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30 января 1930 года, где говорилось о «ликвидации кулачества как класса», приказ главы НКВД от 30 июля 1937 года «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», о создании антиконституционных органов (Особая тройка при управлении НКВД, Особое Совещание при НКВД) и так далее. В суде необходимо признать доминирующую роль политического руководства СССР в планировании и осуществлении репрессий, то есть подтвердить их политический характер. Концептуально-правовой основой для этого может стать постановление Конституционного суда 1992 года по так называемому делу КПСС.

— Ваши соавторы считают, что главная цель — «модернизация сознания» общества. Согласны?

— Ни одно нормальное общество не может развиваться, если в нем нет общественного консенсуса в отношении главных ценностей. Например, о добре и зле, о свободе и равноправии. Надо зафиксировать: тоталитаризм — это зло, поскольку он исходит из того, что человек — это средство для достижения любой цели режима.

— Уголовная ответственность за восхваление советского прошлого не предполагается?

— Такая постановка вопроса возможна, но в проекте этого положения нет.

— А что с символами делать? С гимном, например?

— Никаких планов по этому поводу мы не строили. В то же время открытие памятника Борису Ельцину в Екатеринбурге проходило под звуки российского гимна на музыку Глинки. Это был один из знаков уважения, которые президент Медведев отдал своему предшественнику, утвердившему эту редакцию гимна новой России.

— Если развенчать советское прошлое, какой эпохой нам гордиться?

— Во всякую эпоху у нас было чем и кем гордиться. То, что Юрий Гагарин первым полетел в космос, или победа в Великой Отечественной войне — это не заслуга тоталитарного режима. Это заслуга народа. К сожалению, в головах у людей образовалась большая путаница, они продолжают жить мифами и легендами агитпропа. Это стыдно. Нам нужно освобождаться от этих стереотипов, и не с помощью пропаганды, а с помощью построения открытого общества.

— Что содержится в пункте «разное» вашей программы?

— Механизмы и сроки ее реализации. Что-то можно сделать уже в этом году, что-то — в этом десятилетии. Хочу подчеркнуть, что это проект общественно-государственный. Финансирование предполагается в смешанной форме. От государства прежде всего требуется политическая поддержка и организующая роль. Мы предлагаем, чтобы президент в рамках своей администрации создал рабочую группу по осуществлению проекта. Рассчитываем на комиссию по реабилитации жертв политических репрессий. Мы предлагаем наделить ее полномочиями в сфере увековечения памяти.

— Каких государственных традиций коснется модернизация? День чекиста, например, по-прежнему будет отмечаться 20 декабря?

— В нашем проекте предлагается пересмотреть различные памятные даты. В качестве примера мы приводим День милиции. Отмечать 10 ноября день полиции смешно. Мы предлагаем перенести торжества на 7 июня. В этот день в 1718 году Петр I учредил в Санкт-Петербурге Главную полицию. Я думаю, что и разведка с контрразведкой тоже начали свое существование в России задолго до создания ВЧК в 1917 году, и для спецслужб можно спокойно найти новую дату. Сотрудники органов должны понимать, что они — защитники российской государственности, а отнюдь не продолжатели дела Дзержинского — Ежова — Берия — Андропова. Кроме того, в наших предложениях президенту говорится о переименовании праздника 4 ноября. День народного единства мы предлагаем назвать Днем национального примирения и памяти жертв Гражданской войны. На наш взгляд, эта война тоталитарного режима с народом России началась в 1917 году и закончилась только в 1991 году.

— Бердяев считал, что «революция обнаружила духовную опустошенность в русском народе. И опустошенность эта есть результат слишком застарелого рабства». Не думаете ли вы, что тоталитаризм у нас в крови?

— Нет. Тоталитарный режим и режим самодержавия — это совершенно разные вещи. Тоталитаризм существует у нас с 1917 года. Монархия с середины XIX века постепенно теряла свои самодержавные позиции. Шла на реформы. Те же крупнейшие преобразования Александра II, 150-летний юбилей которых отмечается сейчас, создание первого парламента во времена Николая I I — это движение к свободе, к гражданскому обществу и правовому государству. Если бы не было Октября, а дело ограничилось Февралем 1917 года, мы жили бы сегодня в крупнейшей в Европе демократической стране.

http://www.itogi.ru/russia/2011/9/162262.html

Очень показательно, что Федотов со товарищи даже спустя месяц после заседания Совета в Екатеринбурге не осмелились представить свой проект на суд общественности. Хотя обещали.
Tags: историческая политика, новости десталинизации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →