Александр Дюков (a_dyukov) wrote,
Александр Дюков
a_dyukov

Categories:
Тов. gamak57 навел на прекрасно. Оказывается, наш незабвенный М. Солонин написал про мою книгу "За что сражались советские люди":

Начинается книга Дюкова с "живых картинок" такого сорта:

"…Эрих фон Манштейн думал обо всей прекрасной германской земле; от нежности у него перехватывало горло. Долг перед родиной требовал покинуть ее; генералу и его солдатам предстояло уйти воевать в дикие восточные земли, населенные многочисленными ордами недочеловеков (А.Дюков с каким-то маниакальным упорством, едва ли не на каждой странице, повторяет - якобы, от имени немецких солдат и генералов, рассуждающих о русских - это слово: "недочеловеки", "недочеловеки", "недочеловеки"…) Генерал фон Манштейн вспоминал о своей прекрасной родине. В это время в дивизиях его 56-го танкового корпуса офицерам зачитывался приказ командования об обязательном истреблении всех политработников, евреев и советской интеллигенции (подчеркнуто мной - М.С.)"

Я не знаю, о чем думал Манштейн вечером 21 июня 1941 года, и от чего у него "перехватывало горло". Я не увлекаюсь спиритизмом. Но вот известнейшие мемуары Манштейна ("Утерянные победы")

может сегодня при желании прочитать каждый:

"…За несколько дней до начала наступления мы получили приказ ОКW, который позже стал известен под названием "приказа о комиссарах". Суть его заключалась в том, что в нем предписывался немедленный расстрел всех попавших в плен политических комиссаров Красной Армии - носителей большевистской идеологии. С точки зрения международного права политические комиссары вряд ли могли пользоваться привилегиями, распространяющимися на военнослужащих. Они, конечно, не были солдатами. Я вряд ли стал бы рассматривать как солдата, например, гаулейтера, приставленного ко мне в качестве политического надзирателя… Но какого бы мнения мы ни придерживались относительно статуса комиссаров с точки зрения международного права, их расстрел после взятия в плен в бою противоречил всяким представлениям о солдатской морали.

Выполнение этого приказа угрожало не только чести войск, но и их моральному духу. Я был поэтому вынужден доложить моему начальнику, что в моих войсках этот приказ не будет выполняться. Я действовал при этом с согласия командиров частей и в своем корпусе так и поступал. Впрочем, естественно, мои начальники были полностью согласны с моим мнением (подчеркнуто мной - М.С.) Попытки отменить этот приказ привели к успеху только много позднее, (приказ был отменен в марте 1942 года - М.С.) когда стало ясно, что единственным результатом "приказа о комиссарах" было то, что комиссары самыми жестокими способами заставляли войска сражаться до последнего…"

Можно, конечно, не поверить в то, что пишет Манштейн. Но тогда совсем уже непонятно - почему надо верить видениям Дюкова? В любом случае, пресловутый "приказ о комиссарах" предписывал расстреливать вовсе не "советскую интеллигенцию",и даже не коммунистов, как таковых, а исключительно и только попавших в плен политработников Красной Армии, т.е. вооруженных мужчин, которые силой партийного слова, а также пистолета ТТ, обязаны были воспрепятствовать даже малейшим помышлениям о плене среди рядовых красноармейцев. Причем 8 июня 1941 г. (т.е. еще до начала боевых действий на Восточном фронте) главком сухопутных войск Браухич издал Дополнение к "приказу о комиссарах", в соответствии с которым "предпосылкой к принятию мер в отношении каждого политического комиссара являются открыто проявляемые или замышляемые действия, направленные против немецких вооруженных сил".


Да, чтобы сесть в лужу так, как Солонин, нужно изрядно постараться.

Начнем с того, что ссылаться на мемуары Манштейна как авторитетный источник по нацистским преступным приказам - это даже не глупо, это просто бессмысленно. Ибо Манштейн писал мемуары именно для того, чтобы оправдаться: не совершал я, мол, военные преступления! Не виноватый я! А потому у Манштейна случалась амнезия: например, он на прочь "забыл" о своем приказе по 11-й армии в ноябре 1941 г. Но во время Нюрнбергского трибунала ему об этом напомнили:

Тэйлор: Я попрошу сначала показать свидетелю документ, написанный генералом Рейхенау, а затем я попрошу показать свидетелю новый документ 4064-ПС, США-927. Посмотрите, пожалуйста, на этот приказ, свидетель, и скажите нам, не был ли этот документ издан вашим же штабом и подписан вашим факсимиле 20 ноября 1941 г.? Он уже включен в судебный протокол.

Манштейн: Мне надо его детально прочесть. Я не помню об этом приказе.

Тэйлор: Это ваша подпись?

Манштейн: Да, это как будто моя подпись, но я должен сначала прочесть этот приказ, чтобы вспомнить, издавал ли я такой приказ или не издавал.

Тэйлор: Документ, как это видно в самом начале страницы, имеет пометку XXX корпуса Р. О., что означает разведывательный отдел, не так ли?

Манштейн: Да, это отдел, который занимался собиранием сведений о противнике, и ведал вопросами борьбы со шпионской работой противника. К секретной службе он не имел никакого отношения.

Тэйлор: И как раз под этим есть штамп 72-й дивизии — 26 ноября 1941 года. Дневник № 1-с и здесь видно, что он был издан главным командованием 11-й армии, в штабе армии 20 ноября 1941 г. Секретно. Вот его текст.

«С 22 июня германский народ находится в состоянии смертельной борьбы против большевистской системы. Эта борьба ведется не только против советских вооруженных сил в традиционной форме, установленной правилами ведения войны в Европе. Борьба ведется и за линией фронта; партизаны, снайперы, переодетые в гражданское платье, нападают на отдельных немецких солдат и мелкие подразделения и пытаются нарушить работу службы подвоза путем диверсий с помощью мин и адских машин. Большевистская система должна быть уничтожена раз и навсегда...

Германский солдат имеет задачу не только раздавить военный потенциал этой системы, он являлся носителем народной идеи и мстителем. Борьба в тылу пока еще воспринимается недостаточно серьезно. Необходимо требовать активного содействия всех солдат при разоружении населения, для проверки и ареста всех скитающихся солдат и гражданских лиц и уничтожения большевистских символов. Всякие акты саботажа должны быть немедленно наказаны самыми жесточайшими мерами.

Продовольственное состояние на родине делает необходимым, чтобы войска кормились продовольствием оккупированных областей и, более того, чтобы как можно большие запасы были переданы для потребления на родине. В особенности в городах противника большая часть населения должна будет голодать.Невзирая на это, ничто из того, что было пожертвовано родиной ради нас, не должно быть из ложного чувства человечности отдано военнопленным или населению, если они не находятся на службе у германских вооруженных сил... Задачей командиров всех чинов является постоянно напоминать о значении настоящей борьбы».

Как видно, этот приказ должен быть распространен вплоть до полка и самостоятельных батальонов.

Действительно ли вы издали этот приказ на основании предложения, которое пришло к вам вместе с приказом Рейхенау? Сходство между этими двумя приказами поразительно и их даты почти совпадают.

Манштейн: Я должен сказать, что я совсем не помню об этом приказе".


Солонин о сомнительности мемуаров Манштейна, по-видимому, догадывается, и потому вопрошает: "Можно, конечно, не поверить в то, что пишет Манштейн. Но тогда совсем уже непонятно - почему надо верить видениям Дюкова?" А потому верить надо, что это не "видения", а основанная на достоверных источниках информация. О том, что в дивизиях 56-го танкового корпуса офицерам зачитывался приказ командования об обязательном истреблении всех политработников, евреев и советской интеллигенции есть показания свидетелей. Берем книгу израильского историка А. Шнеера "Плен" (М., 2005. С. 413) и читаем показания: «Летом 1941 г. командир нашего полка полковник Томашки предупредил нас об обязательном истреблении всех политработников, евреев, советской интеллигенции". Вопросы есть?

Солонин и на это заготовил возражение: "В любом случае, пресловутый "приказ о комиссарах" предписывал расстреливать вовсе не "советскую интеллигенцию",и даже не коммунистов, как таковых, а исключительно и только попавших в плен политработников Красной Армии". А значит, Дюков опять-таки врет.

И вот тут Солонин продемонстрировал свою полную историческую безграмотность. Дело в том, что он из всех преступных приказов знает только "приказ о комиссарах". А на самом деле на уровне командования вермахта накануне войны были изданы следующие преступные приказы:
- Инструкция "Предупреждения о коварных советских методах ведения войны"
- "Приказ о комиссарах"
- "Приказ о военном судопроизводстве"
- "Специальные поручения для службы тыла"
- "Руководящие указания о поведении войск"
Кроме того, приказы издавались еще на уровне командования армий / таковых групп (напр., приказ Геппнера от 2 мая 1941 г.).
Так что приказ, упоминаемый у Шнеера может быть как "Руководящими указаниями о поведении войск", так и собственным приказом Манштейна (в духе его более позднего приказа по 11 армии в ноябре 1941 г.).
Tags: нацистский геноцид, персоналии
Subscribe

  • Предзаказ

    Открыт предварительный заказ со скидкой 10% на книгу Майкла Манна "Темная сторона демократии. Объяснение этнических чисток", изданную Фондом…

  • Вношу последние коррективы в верстку

  • Точка взлома

    На прошлой неделе высказался по поводу доски Маннергейму на "Ленте". Кто пропустил - читайте Российским военно-историческим обществом (РВИО) 16…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Предзаказ

    Открыт предварительный заказ со скидкой 10% на книгу Майкла Манна "Темная сторона демократии. Объяснение этнических чисток", изданную Фондом…

  • Вношу последние коррективы в верстку

  • Точка взлома

    На прошлой неделе высказался по поводу доски Маннергейму на "Ленте". Кто пропустил - читайте Российским военно-историческим обществом (РВИО) 16…