Александр Дюков (a_dyukov) wrote,
Александр Дюков
a_dyukov

Category:

Конференция "Трагедия Европы"

9 и 10 июля был я на организованной ИВИ РАН конференции «Трагедия Европы: от кризиса 1939 г. до нападения нацистской Германии на Советский Союз». Конференция оказалась очень представительное: было множество немцев, трое латвийских историков (И. Фельдманис, А. Зунда и Х. Стродс), поляки и даже француз. Из Эстонии должен был прибыть М. Ильмярв, из Литвы - Ч. Лауринавичюс, но обоих почему-то не было. В кулуарах поговаривали, что Ильмярва не выпустили из США в связи со свинным гриппом. Прослушать все доклады мне не удалось, однако то что я послушал, было интересно и с научной и с практической точки зрения. Я расскажу только о наиболее интересных.

Доклад С. Случа «Зачем Гитлеру нужен был пакт о ненападении с Советским Союзом?», как и ожидалось, оказался развернутой похвалой в адрес Польши: Гитлер хотел наладить взаимодействие с Варшавой для реализации антизападной стратегии, го Варшава гордо отказалась и тогда Гитлер договорился с Кремлем для проведения все той же антизападной политики. О том, что в 1938 - начале 1939 гг. в Берлине рассматривались варианты совместной реализации с Польшей восточных проектов (например, создания марионеточной Украины) и что до поры до времени Варшава рассматривала подобные зондажи благосклонно, Случ, разумеется, ничего не сказал. Зато когда А. Шубин предложил поиграть с альтернативами и спросил Случа, какие рациональные действия, альтернативные заключению пакта о ненападении с Германией, тот мог бы предложить Сталину в условиях кризиса 1938 - 1939 гг., Случ сорвался и ответил, что единственное, что он предложил бы Сталину - застрелиться. Чем и расписался в крайней степени идеологической ангажированности. Далее, однако, Случ признал, что польско-немецкое соглашение 1934 г. способствовало выходу нацистской Германии из международной изоляции и провалу планов "Восточного пакта".

Доклад И. Фельдманиса «Мюнхенское соглашение и пакт Молотова-Риббентропа: сравнительный анализ» был достаточно скушен. Основной тезис сводился к тому, что Мюнхенские соглашения были заключены с Гитлером обманутыми демократическими странами, которые не хотели войны, а пакт Молотова-Риббентропа - тоталитарным режимом, который войну хотел. И потому сравнивать эти два явления нельзя. Последний тезис Фельдманиса явно находился в НЕКОТОРОМ противоречии с темой его доклада. Далее Фельдманис стал уверять собравшихся, что заключая пакт, Сталин был уверен в том, что западные страны начнут воевать с Германие и потому польский кризис обязательно выльется в мировую войну. На мой вопрос, как это утверждение соотносится с содержанием рабочих дневников советского посла в Лондоне Майского (в них зафиксировано, что даже после подписания пакта о ненападении в Кремле ожидали, что польский кризис завершится невойной, а новым Мюнхеном), Фельдманис не ответил. Может быть, просто не понял вопрос. Зато в ходе дискуссии, Фельдманис высказал вполне разумное предположение, что в случае, если бы западные страны в сентябре 1939 г. начали бы реальные боевые действия, Советский Союз "не напал бы на Польшу". Если так дело пойдет, то не исключено, что в конце концов Фельдманис признает, что пакт Молотова-Риббентропа не делил Европу, а просто оговаривал сферы влияния в случае изменений военно-политической обстановки.

Очень интересную мотивировку разницу подходов Сталина и Гитлера к экономическому взаимодействию в 1940 - 1941 гг. дал Х. Швендеманн (его доклад назывался «Экономическое сотрудничество между Германским рейхом и СССР»). Интересную прежде всего с управленческой точки зрения. По его словам, асимметрии в советско-германских поставках не было и технологический трансфер Германии в СССР отвечал поставкам сырья из СССР в Германию. Швендеманну возражал Х. Стродс, заявивший, что "Гитлер обокрал Сталина на 36 млн марок". Возмущение Стродса меня позабавило, а вот признание А. Зунды - порадовало. Во время дискуссии Зунда все-таки признал, что соглашения прибалтийских стран с Германией весны-лета 1939 г. повлияли на решения Кремля заключить соглашение с Германий. Осторожно, но признал.

Вообще на конференции было видно, как национальный и политический бекграунд влияют на историков. Это видно было по оговоркам. В. Смирнов говорил о "современной советской историографии", Швендеманн убеждал, что все, что Германия поставляла СССР, было высокого качества (чувствовалось национальная гордость), а Стродс и вовсе упомянул "наш доблестный Красный Флот".

Но самым для меня забавным эпизодом конференции стала встреча с Н.С. Лебедевой, о которой я расскажу чуть попозже.
Tags: Латвия, Польша, заметки на полях, кризис 1938 - 1941, персоналии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments