?

Log in

No account? Create an account
flag

a_dyukov


Записные книжки историка


Previous Entry Share Next Entry
Новый отрывок из книги о нацистском геноциде
flag
a_dyukov


В соответствии с пожеланиями трудящихся публикую отрывки из книги о нацистском геноциде "За что сражались советские люди". Вот на сей раз вашему вниманию предлагается отрывок из пятой главы "Трудностей с населением не возникало".
Сносок я не публикую, однако можете не сомневаться, что они есть и много.


"Трудностей с населением не возникало"

К осени сорок первого года оккупационный террор усилился. Ознакомившись с настроениями местного населения «в живую», а не по рассказам беглых белогвардейцев, немецкие власти пришли к очень неприятным для себя выводам. Какая там ненависть к большевизму! какая там благодарность за избавление от советской власти! «Население высказывается очень сдержанно. Люди старшего поколения более доступны, и если они разговаривают один на один, выражают ненависть к старой большевистской системе… Самая опасная возрастная группа – 17-21 год. Она заражена на 99%, и ее следует вычеркнуть из списка живых…»

Сказано – сделано. 16 сентября фельдмаршал Кейтель подписал приказ о борьбе с партизанами.

«Меры борьбы с этим общим коммунистическим повстанческим движением, которые предпринимались до сего дня, оказались недостаточными. Теперь фюрер отдал приказы о том, чтобы мы вступали в действие повсеместно, прибегая к самым жестоким средствам, чтобы в кратчайший срок сокрушить это движение. Восстановить порядок может только такой путь, которому успешно следовали великие народы на протяжении истории распространения своего влияния.
Действия, предпринимаемые в этом деле, должны соответствовать нижеследующим общим указаниям:
a. Любые выступления против оккупационной германской власти следует рассматривать как проявление коммунистических происков вне зависимости от конкретных обстоятельств.
b. Для того, чтобы задушить такие вылазки в зародыше, необходимо при первых же проявлениях применять самые суровые меры, с тем чтобы поддержать авторитет оккупационных сил. Кроме того, нельзя забывать, что в данных странах человеческая жизнь нередко ничего не стоит, и в целях запугивания населения мы можем проявлять совершенно необычайную жестокость…
Командующие войсками на оккупированных территориях должны проследить, чтобы об этих принципах были поставлены в известность без промедления все военные организации, которые имеют отношение к мерам против коммунистического повстанческого движения».

Верховное командование вермахта требовало «совершенно необычайной жестокости»; действия частей по охране тыла и вправду ужасали даже некоторых немецких офицеров. Проезжая через Старую Руссу, армейский хирург Ханс Киллиан увидел зрелище, поразившее его до глубины души. «На одном из перекрестков я невольно поднимаю глаза. На балконе дома в разодранных в клочья лохмотьях болтаются тела троих повешенных. Густель тоже заметил их. Судорожно вцепившись в руль, он продолжает вести машину. Отвратительная картина преследует нас по пятам. На каждом фонарном столбе мы обнаруживаем новых повешенных, со свернутой набок головой, с выпавшим языком. На нас смотрят сине-серые лица с остекленевшими глазами, устремленными в пустоту».

Виселицы стали непременной часть оккупационного пейзажа. Уже через несколько недель после захвата Одессы весь центр города был увешан телами казненных. «Хватали всех подряд. Людей вешали прямо на улицах, - рассказывала школьница Александра Строина. – Проспект Мира, Привокзальная площадь, улица Ленина – везде на деревьях, на столбах висели казненные. Забрали и нашу маму».

В сотнях километрах севернее, в городе Пушкине, некогда звавшимся Царским Селом, казненные висели на каждом перекрестке. Жители оккупированного города, пробиравшиеся по улицам, могли видеть таблички на шеях повешенных. На табличках излагалась вина казненных перед германской империей. «Повешен как шпион». «За содействие партизанам». «Он был коммунист». «Это жид». В прилегающих к величественному Екатерининскому дворцу парках расстреливали евреев – восемь сотен мужчин, женщин и детей. Не-евреев убивали повсюду. Всего из сорока тысяч довоенного населения Пушкина за два года оккупации нацисты уничтожили 18 368 человек.

Когда части 35-й пехотной дивизии проходили через Волоколамск, солдаты увидели, шесть повешенных: четырех мужчин и двух девушек. «Лейтенант Шварц приказал остановиться и выстроил нас полукругом вокруг повешенных. Он сказал нам: эти партизаны будут висеть здесь, пока не сгниют, - вспоминал рядовой Эдмунд Беднарик. – Унтер-офицер Пельц забавлялся тем, что раскачивал трупы двух девушек, отпуская похабные остроты».

Комендантский час тоже многим стоил жизни. «Всю ночь слышались выстрели то тут, то там, - вспоминал один из жителей оккупированного Киева. – Бабка видела на Бесарабке убитую молодую женщину – с остекленевшими глазами, она лежала поперек тротуара, все ее обходили. Говорили, что вечером она спешила домой после наступления комендантского часа, ее застрелил патруль и оставил лежать, чтобы все видели».

Однако немецкое командование требовало еще большей жестокости. 10 октября командующий 6-й армией генерал-фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау издал приказ «О поведении воинских частей на Востоке».

Документ этот заслуживает обширного цитирования.

«Основной целью похода против еврейско-большевистской системы является полный разгром их окруженных сил и искоренение азиатского влияния на европейскую культуру.
В связи с этим перед воинскими частями ставятся задачи, выходящие за пределы прежних солдатских задач. На Восточном фронте солдат является не только воином по правилам военного искусства, но и носителем немецкой идеи и мстителем за зверства, причиненные немцам и родственным им народам. <…>
Борьба с врагом в тылу ведется пока с недостаточной серьезностью. Все еще продолжают квалифицировать коварных, жестоких партизан и развратных женщин как военнопленных. Все еще продолжают рассматривать одетых в полугражданскую и гражданскую одежду вооруженных подростков и бродяг как порядочных солдат и помещают их в лагеря военнопленных. <…>
Выдача питания местному населению и военнопленным, которые не работают на пользу германской армии, войсковыми кухнями является ошибочной человечностью. <…>
Если устанавливается, что в тылу армии действуют партизаны, то необходимо действовать драконовскими методами. Это нужно распространить так же на мужское население, которое могло бы причинить вред. <…>
Прежде всех политических задач в будущем немецкий солдат должен выполнить две следующие задачи:
Первое. Полное уничтожение большевистского ложного учения, большевистского государства и его вооруженных сил.
Второе. Беспощадное искоренение коварства и зверства и тем самым охранение жизни немецких вооруженных сил в России.
Только так мы разрешим нашу историческую задачу и освободим раз и навсегда немецкий народ от азиатско-еврейской опасности».

Как видим, фон Рейхенау призывал к еще большей жестокости и, в первую очередь, к безусловному расстрелу всех подозрительных, даже если это заведомо гражданское население. Следует обратить внимание так же на слова о «развратных женщинах»; этот пункт де-факто легализовывал изнасилования с последующим убийством.

Приказ вызывал нешуточный резонанс в военном руководстве Германии. Уже через два дня непосредственный начальник фон Рейхенау командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал фон Рундштедт ознакомил с ним всех подчиненных ему командующих армий и корпусов, добавив, что он полностью согласен с содержанием приказа. Вот он, пример для подражания! Заметим – преступное распоряжение одобрил тот самый фельдмаршал фон Рундштедт, который двумя годами раньше в Польше активно препятствовал действиям эсэсовцов. В самом деле: там были хоть и славяне, а все же европейцы, а здесь… «Русские – только для уничтожения».

Приказ фон Рейхенау был введен в действие и в других армиях. Командующий 18-й армией фельдмаршал фон Кюхлер, командующий 17-й армией генерал-полковник Гот и командующий 11-й армией генерал-полковник фон Манштейн переиздали его для своих частей. Командующий 51-м армейским корпусом генерал пехоты Георг Рейнгардт распорядился, чтобы положения этого приказа «обязательно были вручены каждому солдату» , а генерал Гот, обосновывая необходимость людоедского приказа, писал:

«Поход на Восток должен закончится иначе, чем, например, война против французов. В это лето нам становится все яснее, что здесь, на Востоке, борются друг против друга два внутренне непреодолимых воззрения: германское чувство чести и расы, многовековое немецкое воинство против азиатского типа мышления и примитивных инстинктов: страх перед кнутом, пренебрежение нравственными ценностям, уравнивание по низшим, пренебрежение своей не представляющей ценности жизнью.
Сильнее, чем когда-либо мы верим в исторический поворот, когда к немецкому народу в силу превосходства его расы и его успехов перейдет управление Европой. Яснее сознаем мы наше призвание спасти европейскую культуру от азиатского варварства. Теперь мы знаем, что нам предстоит бороться с озлобленным и упорным врагом. Эта борьба может закончиться только уничтожением той или другой стороны; никакого соглашения быть не может.
…Для этого мы боремся и трудимся».

Еще через две недели положения приказа «О поведении воинских частей на Востоке» были распространены на все действующие на Восточном фронте войска.

Рейхенау, однако, не успокаивался и призывал своих подчиненных к новым свершениям.

«Солдаты 6-й армии! Вы должны стать мстителями в организованной борьбе с бессовестными жестокими убийцами. Для этого необходимо, во первых, оставить свою беспечность в этой коварной стране и, во-вторых, использовать такие средства уничтожения убийц, которые нам не свойственны и никогда не применялись немецкими солдатами против вражеского населения.
Поэтому я приказываю:
1) Все захваченные партизаны обоего пола в форме или гражданской одежде подлежат публичному повешению. Любое сопротивление при допросе или при транспортировке пресекать самым жестоким образом.
2) Все деревни и хутора, в которых скрывали или снабжали партизан, надлежит путем конфискации продуктов, поджога домов, расстрела заложников и повешения соучастников, наказать, в случае, если не будут представлены убедительные доказательства сопротивления жителей против партизан и жертв с их стороны…
Страх населения перед нашими карательными мерами должен быть сильнее, чем страх перед партизанами.
3) Все войска, включая снабженческие и строительные, обязаны вести борьбу против партизан в случае их появления или обнаружения…
Обо всех мероприятиях, при которых уничтожено больше 10 партизан, докладывать мне лично. Я сохраняю за собой право награждать тех, кто отличился в борьбе с партизанами, и даю право командирам приравнивать представление к наградам за храбрость в борьбе с партизанами к представлению к наградам за подвиги в регулярных сражениях».

Когда со всеми этими приказами ознакомились в СС, там были удовлетворены. «Вооруженные силы восприняли опыт полиции безопасности и их метод в борьбе против партизан», - с удовлетворением отмечалось в отчете айнзатцгруппы «А». Метод этот был весьма прост: он заключался в проведении массовых акций уничтожения.

Жестокость по отношению к местным становилась привычной. «Акции проходят везде одинаково, и к этой работе быстро привыкаешь, - вспоминал полицейского 105-го резервного батальона. - Повсюду сгоняют людей, потом их проверяют, спрашивают о партизанах, а всех подозрительных забирают. Чаще всего эти акции проходят безрезультатно, так как партизаны живут не в деревнях, а где-то в лесу».

Для того, чтобы понять, что стоит за этими бесстрастными строчками, следует обратиться к свидетельствам «другой стороны». Вот рассказ командира подразделения Красной Армии, попавшего в окружение и пробивавшегося к своим. Рассказ об ординарной трагедии, свидетелями которой стали «окруженцы».

«Подошли мы к Ольховке. А в это время там находилась группа фашистских карателей. Как потом выяснилось, предатель выдал командира партизанского отряда, который заночевал в своей родной семье. Командиру удалось бежать, но в руки палачей попали его жена и ребенок. Жену немцы начали пытать, издеваясь над ребенком. В конце концов палачи эту девочку закололи, а жена сошла с ума.
Как только узнал я об этом, немедля ударил всей нашей силой по селу и, честно говоря, за ребенка я ни одного из них не пощадил, побили всех до единого!»

Немецкий хирург Ханс Киллиан не видел убийства детей, однако и расстрелы так называемых «партизан» произвели на него не менее удручающее впечатление.

«Медленно Густель проезжает мимо бревенчатых домов. Вдруг мы замечаем группу эсэсовцев в плащах с автоматами и карабинами в руках. Они охраняют несколько русских мужчин, выстроенных в ряд с поднятыми вверх руками, лицом к стене. Я обращаюсь к одному эсэсовцу:
- Что здесь происходит? Кто эти люди?
- Партизанские свиньи, - раздается в ответ, - сейчас мы их уложим.
И парень ухмыляется так, словно все это доставляет ему удовольствие. К горлу подкатил комок. Я тороплю Густеля ехать подальше отсюда».

Гражданское население смотрело на происходящее с ужасом; казалось невероятным, что подобная жестокость вообще может существовать. В селе Агрофеновке Ростовской области каратели арестовали все мужское население от 16 до 70 лет и каждого третьего расстреляли. В деревне Басманово Смоленской области немцы «выгнали в поле более 200 школьников, прибывших в деревню на уборку урожая, окружили их и перестреляли. Большую группу школьниц они вывезли в свой тыл «для господ офицеров».

Деревня Перелом Тосненского района в сентябре была оцеплена немецкими солдатами. Каратели собрали мужчин и начали их избивать, требуя выдачи партизан. Немцы приехали со списком, деревни, в который были включены местные жители, ушедшие в партизаны, и коммунисты. Жен коммунистов жгли живьем в избах.

285-я охранная дивизия уничтожила полторы тысячи «партизан»; собственные потери составили 7 убитых и 11 раненных. 707-я пехотная дивизия за месяц расстреляла в Белоруссии 10431 человек, потеряв при этом 2 человек убитыми и 5 раненными. Части охраны тыла группы армий «Юг» за такой же период расстреляли около 2,4 тысяч человек, потеряв 7 человек убитыми и 5 ранеными. Убивать безоружных женщин, стариков и детей – это так безопасно!

Многие деревни уничтожались полностью; на пепелищах кости мешались с золой и лишь печные трубы напоминали о человеческом жилье, ставшем братским погребальным костром. Латвийская деревня Аудрины, жители которой помогали советским партизанам, была сожжена дотла, все ее жители, включая новорожденных детей и столетних старух – расстреляны. Аудрины стали самой известной деревней, уничтоженной в ту пору; самой известной, но далеко не единственной. Если во Франции деревни при борьбе с партизанами стали сжигать лишь летом 1944 года , то на Восточном фронте это было тривиальным мероприятием, не вызывавшем у немцев особых эмоций. К концу сорок первого счет сожженных карателями деревень шел на сотни.

Большое спасибо. Очень хорошо, что Вы выкладываете отрывки в ЖЖ.

Олег, спасибо Вам большое, что терпеливо на наши вопросы отвечаете.

И отдельные ублюдки называют немцев "освободителями"...
Audriņi по-русски будет звучать как Аудрини, если конечно речь об Audriņi :)

Спасибо за замечание.
Я ориентировался на советские перпеводы немецких документов, а там деревния пишется "Аудрины".

Это тяжело читать, но это надо помнить!
Надо ещё раз показать на ТВ фильм "Обыкновенный фашизм"... Не вонючие "Штрафбаты"...

Re: Спасибо...

Скорее - "Иди и смотри...".

...
слов нет, одни матюки...

очень жаль, что многие из этих нелюдей еще живы.
оправданий нет.

(Deleted comment)
В магазинах будет - в питерских уж точно :)

Большое спасибо. Очень полезно напомнить это кое-кому. А то ишь, освободителей нашли.

А где деньги (а тут ведь не просто деньги, а очень большие), там сумма обстоятельств не для слабонервных.

Здравствуйте, Александр!
У меня к Вам просьба. Мы на нашем комсомольском пленуме http://kolobok1973.livejournal.com/278854.html решили в рамках подготовки к 90-летию революции провести конференцию "Историки против фальсификации истории" (речь идет не только о революции, а шире, по всей советской истории).
Хотелось бы пригласить Вас принять участие в Оргкомитете и самой конференции и чтобы Вы нам порекомендовали, кого ещё можно было бы привлечь. Спасибо!

Варианты такого участия хотелось бы с Вами обсудить. Вся информация на www.

Печально, но я уже вижу, какие будут возражения. Все банально.

1. Нечего было оказывать сопротивление. Партизаны - это бандиты, соответсвенно, их уничтожают. Надо думать головой, раз пошел в партизаны - подверг свою семью риску. Сам дурак. Далее следует проекция ситуации на Чечню - вон там тоже партизаны. В редких случаях - на Афганистан.

2. А что немцам ЕЩЕ оставалось делать? Как бороться с партизанами? Все верно, выжженная земля, уничтожение деревень в близких к лесу районах.

3. Во всем виноваты большевики, они оказывали сопротивление и тем вызвали такую жестокость.

4. А наши лучше?! Немок насиловали, эшелонами перли из Германии добро! Совки!


Определенным людям ничего не докажешь. Проходили уже. Увы :( Безнадежно, хоть фотокопии документов и фтографии под нос суй. Ничего не меняется.

Ну это отрывок же :) Если читать книгу целиком, то большинство приведенных вами "типичных возражений" снимается.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
хороший текст, в топ его надо.
заколебали мрази со свастикой. Просто не могли найти символики хуже, фантазии не хватило.

Мрази - да... Но свастика причём? Был во Вьетнаме, свастика (буддийский символ) на каждом храме! Только не кидайте в меня тапками, для меня тоже (на генетическом уровне) свастика символ врага...

+1 vink8x8 Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
спасибо огроменное! только сегодня кинули линковку, почитал, заинтересовался. +))

Надо сделать на основании этого отрывка учебное пособие для нашей армии при действиях на Северном Кавказе.

С нетерплением жду, когда же появится у какого-нибудь автора другая книга - об уничтожении русского населения на территории бывшего СССР после 91-го года - про зверства на Северном Кавказе, в Средней Азии и тд.

Посмотрите вот здесь - http://zvezda.ru/politics/2006/10/13/genocide_1.htm

Это только про Чечню, но пусть хоть что-то, чем ничего.

(Deleted comment)
(no subject) (Anonymous) Expand
А вообще книга , судя по отрывкам, весьма полезная.

Саш, с твоего позволения типа табуретка

Насчет Волоколамска. Рискну предположить, что речь шла о членах разведгруппы Пахомова (из ВЧ 9903 при штабе Западного фронта)
Состав: комсомольцы Н. Галочкин, К. Пахомов, П. Кирьяков, В. Ординарцев, Н. Каган - с завода «Серп и молот», И. Меменков с завода «Москабель» и студентки Московского художественно-профессионального училища им. М. И. Калинина А. Луковина-Грибкова и Е. Полтавская.
4 ноября 1941 года они перешли линию фронта в четырех километрах от Волоколамска, у деревни Ченцы с диверсионными задачами. Попали в засаду, после боя все были захвачены живыми (некоторые были ранены). После допроса (по некоторым свидетельствам без - но я им не очень верю) - немцы их расстреляли, а трупы повесили для устрашения населения. Была еще перетроечная байка, что когда Волоколамск освободили, бойцы сняли тела с виселицы, а приехавший хроникер потребовал, чтобы их опять повесили - чтобы снять кинохронику. Не знаю, насколько это правда, но съемка хроникальная виселицы действительно была. На ней четко видно, кстати, что ни у кого их казненных руки не связаны - что выглядит несколько странно.

Я это все к тому, что кто-нить обязательно заявит тебе что вот - ты приводишь пример немецких зверств против гражданских, а это никакие не гражданские, а диверсы, да еще и неконвенциональные - т.к. без формы и знаков различия.

За табуретку - спасибо.