?

Log in

No account? Create an account
flag

a_dyukov


Записные книжки историка


Previous Entry Share Next Entry
Кое-что о терминологии
flag
a_dyukov
Выложу мое небольшое предисловие к крайнему номеру нашего "Журнала" (№1(6)-2014). Надеюсь, коллегам будет небезынтересно - особенно тем, кто использует термин "оккупация" в качестве самоочевидного клише.

-----------------

Для начала — небольшой анекдот.

Приезжает русский турист в Латвию, проходит паспортный контроль.

- Nationality? - спрашивает латвийский пограничник.

- Russian.

- Occupation?

- No, no, - успокаивает пограничника русский турист, - just visiting.

Этот достаточно популярный в России анекдот построен на разнице семантики английского слова occupation и русского «оккупация». Английское occupation — это и род занятий, и профессия, и временное пользование чем-то, и занятие чего-либо, и захват. И, разумеется, собственно оккупация в привычном для русского уха смысле — временное занятие вооруженными силами какой-либо территории без приобретения суверенитета над ней. При этом русское слово «оккупация» носит устойчиво негативный оттенок, тогда как английское occupation в даже в значении «занятие/захват чего-либо» само по себе нейтрально. В названии американской акции гражданского протеста Occupy Wall Street отсутствуют какие-либо негативные коннотации, а словосочетание illegal occupation в английском языке не является оксюмороном — в отличие от его русской кальки «незаконная оккупация».

Именно разница семантики слов occupation/оккупация лежит в основе системного непонимания между российскими и западными историками, изучающими историю Восточной Европы ХХ века. С точки зрения западных исследователей формулировка «Soviet occupation of the Baltic States» абсолютно корректна и самоочевидна, однако практически все российские историки не согласны с концепцией «советской оккупации Прибалтики». Для западных исследователей подобная позиция непонятна и вызывает малоприятные мысли об ангажированности позиции российских коллег. Однако дело в том, что заявляя о своем несогласии с концепцией «советской оккупации Прибалтики», российские историки вовсе не отрицают того, что страны Прибалтики были заняты (occupied) Советским Союзом. Речь идет лишь о несогласии с юридической оценкой этих действий как «оккупации» - то есть, illegal occupation. В свою очередь, далеко не все российские исследователи понимают, что используемая их западными коллегами формулировкой «Soviet occupation» может быть не юридической квалификацией, а всего лишь устоявшейся фразой с непроанализированной семантикой.

А вот прибалтийские политики, некогда бывшие первыми учениками в московских и ленинградских партийных ВУЗах, под «Soviet occupation» действительно понимают исключительно «оккупацию» в традиционном для русского языка смысле. Политические позиции изменяются гораздо легче, чем усвоенная в молодые годы семантика. Так что не исключено, что латвийский пограничник из нашего анекдота действительно спрашивал русского туриста вовсе не о профессии. Парадоксальным образом ошибочный ответ может оказаться правильным, если в вопросе заложена аналогичная семантическая ошибка.

Как бы то ни было, использование исследователями слов occupation/оккупация явно нуждается в обсуждении. Даже если подобное обсуждение и не приведет к выработке единой терминологии, оно, как минимум, поможет выяснить смыслы, которые — намеренно или «по умолчанию» - вкладываются конкретными историками в используемые слова. Позитивный примером анализа семантики схожего по политической остроте слова «голодомор» (holodomor) является вышедшая недавно блестящая книга украинского историка Георгия Касьянова.

Пока же подобного обсуждения не состоялось, нам остается лишь строить предположения относительно семантики слова occupation, между делом используемого в публикуемых в настоящем номере статьях Александра Статиева и Дэвида Фиста. После долгих дискуссий мы решили все-таки использовать в переводе слово «оккупация» - потому, что не желаем встретить обвинения в произвольной корректировке позиции авторов. Однако какие смыслы стоят за этим словом на самом деле — могут рассказать только сами авторы. «Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований», как всегда, готов предоставить свои страницы для высказывания всем заинтересованным сторонам.


  • 1
Оккупации Прибалтики действительно не было.

Можно говорить об аннексии (т.е. включении в свое государство), но не об оккупации, которая и на английском, если речь идет о территории, означает временное занятие ее.

Кстати, СССР оккупировал (вместе с другими державами-победителями) Германию и Австрию. Была советская оккупационная администрация (она именно так и называлась), которой подчинялись местные немецкие власти и все такое прочее.
И термин "советская оккупационная администрация" часто встречается в соответствующей литературе, не вызывая решительно никаких протестов. Поскольку она именно так официально называлась.

  • 1