Александр Дюков (a_dyukov) wrote,
Александр Дюков
a_dyukov

Categories:

Кох и Блокада



А.Р. Кох, о вопиющей исторической безграмотности которого я писал буквально на днях, снова отличился. На сей раз он выбрал в качестве предлога для демонстрации своей безграмотности блокаду Ленинграда:

Сын делал уроки. Я взял учебник (Учебник Т.Г.Рамзаевой, Русский язык, для 4 класса, часть 2) и прочитал:

"Упражнение 301. Елки в блокадном Ленинграде.

Зимой 1941 года Ленинград был окружен фашистами. Не было хлеба, не было дров. Люди умирали от голода. Но город не сдавался. Он боролся днем и ночью.
Штаб обороны города решил организовать новогодние елки в детских садах, в театрах.
Из глубокого тыла накануне Нового года по Ладожскому озеру доставили муку для праздничного угощения и даже мандарины.
Не было у елок прежнего веселья, но радость у детей была. Елки вселяли веру в нашу победу над врагом."

...Где, в каких детсадах праздновали Новый год? Какие мандарины? Какие елки "вселяющие веру в победу"? В столовой ленинградского обкома у тов. Жданова?

Ребята! Вы не охуели? Советской власти нет уже 22 года! На дворе 2013 год. Еще в 80-х написана и опубликована (!) "Блокадная книга" Адамовича и Гранина. В ней написана вся правда! Теперь-то уже можно сказать: человеческие трупы ели! Жрать было НЕЧЕГО!

...Пусть Яровая объяснит ради чего это было все. Какую стратегическую задачу решила эта конкретная смерть младенца? Да и, вообще, смерть всех полмиллиона блокадных детей.


Я рад, что А.Р. Кох, наконец ознакомился с учебником русского языка для 4 класса. Однако с "Блокадной книгой" Д. Гранина и А. Адамовича он явно не знаком - хоть и громогласно ссылается на нее.

А зря.

Если бы, прежде чем писать свои бредни, А.Р. Кох прочитал "Блокадную книгу", то все его безграмотные вопросы снялись бы сами собой. Он бы узнал, что да, были в умирающем Ленинграде и елки для детей, и мандарины:

"Но я вам еще не сказал, что, как это ни странно, хотя было очень туго, а все таки Ленинградский Совет, наш исполком при поддержке Военного совета Ленинградского фронта, городского и областного комитетов партии приняли решение об организации школьных елок с первого по десятое января сорок второго года. У меня есть один документ. Вот он: «Устраивать новогодние елки в помещениях, обеспеченных бомбоубежищами». Ленглавресторан организовал обслуживание (...) участников новогодним обедом без вырезки талонов из продовольственных карточек и елочными подарками. Вот пришли ленинградцам мандарины из Грузии. Тогда решили, что эти самые мандарины надо доставить в Ленинград к Новому году, и доставку эту поручили шоферам триста девяностого автобатальона. И они были доставлены. Когда новогодние елки проводили, давали детям эти подарки». Эти фантастические в тех условиях мандарины помнят сотни людей. Память эта теплой волной связывает тех, кто добывал, доставлял их в Ленинград, кто их получал, брал детской ручкой, прятал, прижимая под одеждой, уносил домой — маме…"

А еще прочитав "Блокадную книгу", он узнал бы о том, кто виноват в гибели ленинградских детей и что такое блокада Ленинграда:

В западной литературе мы встретились с рассуждением уже иным, где не было недоумения, не было ни боли, ни искренности, а сквозило скорее самооправдание капитулянтов, мстительная попытка перелицевать бездействие в доблесть… Они сочувственным тоном вопрошают: нужны ли были такие муки безмерные, страдания и жертвы подобные? Оправданы ли они военными и прочими выигрышами? Человечно ли это по отношению к своему населению? Вот Париж объявили же открытым городом… И другие столицы, капитулировав, уцелели. А потом фашизму сломали хребет, он все равно был побежден — в свой срок…

Мотив этот, спор такой звучит напрямую или скрыто в работах, книгах, статьях некоторых западных авторов. Как же это цинично и неблагодарно! Если бы они честно хотя бы собственную логику доводили до конца: а не потому ли сегодня человечество наслаждается красотами и богатствами архитектурными, историческими ценностями Парижа и Праги, Афин и Будапешта да и многими иными сокровищами культуры, и не потому ли существует наша европейская цивилизация с ее университетами, библиотеками, галереями, и не наступило бездонное безвременье «тысячелетнего рейха», что кто-то себя жалел меньше, чем другие, кто-то свои города, свои столицы и не столицы защищал до последнего в смертном бою, спасая завтрашний день всех людей?.. И Париж для французов да и для человечества спасен был здесь — в пылающем Сталинграде, в Ленинграде, день и ночь обстреливаемом, спасен был под Москвой… Той самой мукой и стойкостью спасен был, о которых повествуют ленинградцы.

Когда европейские столицы объявляли очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда: у Гитлера впереди еще Советский Союз. И Париж это знал. А вот Москва, Ленинград, Сталинград знали, что они, может быть, последняя надежда планеты…

«Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли…—так гласила секретная директива 1-а 1601/41 немецкого военно-морского штаба „О будущности города Петербурга“ от 22 сентября 1941 года. Далее следовало обоснование —…После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта. Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в дальнейшем существовании города непосредственно у ее новой границы. Предложено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей. Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты… С нашей стороны нет заинтересованности в сохранении хотя бы части населения этого большого города».

Документ этот напечатан в материалах Нюрнбергского процесса (изд. 3-е, М., 1955, т. 1, с. 783).

Указание это повторялось неоднократно. Так, 7 октября 1941 года в секретной директиве верховного командования вооруженных сил было: «Фюрер снова решил, что капитуляция Ленинграда, а позже — Москвы не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена противником…» («Нюрнбергский процесс», т. 1, с. 784).

Кейтель указывает командующему группой армий «Центр»: «Ленинград необходимо быстро отрезать и взять измором».

Москва и Ленинград обрекались на полное уничтожение — вместе с жителями. С этого и должно было начаться широко то, что Гитлер имел в виду: «Разгромить русских как народ». То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое, историческое понятие.


Вот, собственно, и все, что я хочу в этой связи сказать.

Все остальные высказывания будут матерными.

Tags: нацистский геноцид
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →