Александр Дюков (a_dyukov) wrote,
Александр Дюков
a_dyukov

Category:

Рецензия на сборник "Накануне Холокоста"

Как и обещал, публикую рецензию проф. В.В. Кондрашина на подготовленный мною сборник документов "Накануне Холокоста". Рецензия вышла в журнале "Отечественные архивы" (2013. № 1. С. 104 - 107). Скачать полный текст сборника можно здесь (PDF).



Накануне Холокоста: Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940–1941 гг.: Сб. док./ Сост. А. Р. Дюков. М.: Фонд «Историческая память», 2012. – 534 с. – 500 экз. (Сер. «Восточная Европа. ХХ век»).

Одной из дискуссионных проблем в современной российской и зарубежной историографии являются обстоятельства сталинских репрессий в советской Прибалтике накануне войны и в первые послевоенные годы [1]. Были ли они заранее спланированным советскими властями «геноцидом» прибалтийских народов или же ответной реакцией сталинского режима на деятельность в данном регионе антисоветских сил? И кто же противостоял советской власти в Прибалтике – пособники нацистов, как утверждалось в советской историографии, или же борцы за свободу своих народов, как сегодня заявляют многие прибалтийские политики в Прибалтике и близкие к ним историки?

В мировой историографии достаточно хорошо изучена идеология и практическая деятельность действовавшего на Западной Украине подполья Организации украинских националистов [2]; в последние годы научные публикации по этой теме появляются и в России [3]. А вот масштабные публикации источников по истории националистического подполья в предвоенной Прибалтике вплоть до настоящего времени практически отсутствовали. Еще более парадоксальным фактом является то, что, несмотря на значительное количество публикаций о советских репрессиях первого года советской власти, в современной Прибалтике до сих пор не выпущено ни одного академического сборника документов по советским репрессиям 1940–1941 гг. Соответственно у исследователей не было материала для проверки адекватности трактовок прибалтийскими историками этой сложной, неоднозначной и болезненной для общества темы. Теперь такая возможность появилась.

Рецензируемый сборник закрывает обе упомянутых выше источниковедческие лакуны. С точки зрения новизны представленной информации и ее концептуального содержания это очень важная публикация. Она знакомит читателей с комплексом документов, раскрывающих масштабы, динамику, ведомственную и политическую логику советских репрессий в Литовской ССР в 1940–1941 гг., а также идеологию, планы и практическую деятельность националистического литовского подполья, объединенного так называемым Фронтом литовских активистов.

Подавляющее большинство документов из включенных в состав сборника (всего их 119) - из Особого архива Литвы, Центрального архива ФСБ России и Государственного архива Российской Федерации. Помимо них представлены фонды Российского государственного военного архива, Российского государственного архива социально-политической истории, Российского государственного архива новейшей истории, а также Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины, архива Гуверовского института войны, революции и мира (США). Более половины документов впервые вводятся в научный оборот, около трех четвертей впервые публикуется на русском языке. Специально для сборника были осуществлены переводы ключевых инструктивных и пропагандистских документов литовского националистического подполья, ранее издававшиеся только на литовском языке.

Опубликованные источники делятся на две основные группы: с «советской стороны» (распорядительные и отчетные документы НКВД–НКГБ Литвы, имеющие отношение к борьбе с литовским националистическим подпольем) и противоположной стороны (Фронта литовских активистов, Временного правительства Литвы и подчинявшихся ему органов). Кроме них в сборнике помещены отдельные документы нацистских спецслужб об использовании литовских националистических организация в разведывательно-диверсионных целях, а так же при массовом уничтожении еврейского населения республики. В настоящее время рецензируемый сборник является самым полным собранием документов по советской репрессивной политике в Литве 1940 – 1941 гг.

Документы НКВД–НКГБ Литвы характеризуют такие важнейшие проявления массовых репрессий в республике, как подготовка к проведению депортации «контрреволюционного элемента» из числа беженцев из Польши, июньская депортация 1941 гг., репрессии в отношении религиозных организаций, борьба с польским националистическим подпольем и др. (Док. № 6, 10 – 12, 19, 24, 27 – 29, 39, 41, 51 – 54, 60, 68, 71 – 72, 73 – 76, 78 – 82, 84, 87 - 95). Однако главное внимание уделяется борьбе органов НКВД – НКГБ с литовским националистическим подпольем. Документы советских органов госбезопасности в совокупности с документами Фронта литовских активистов, Временного правительства Литвы и его структур, а также нацистских спецслужб показывают реальную деятельность литовских националистических организаций в рассматриваемый период (Док. № 13, 17, 20, 23, 26, 30, 32 – 35, 42, 44 – 45, 49 – 50, 54 – 55, 58 – 59, 64 – 67, 70, 73, 77, 83, 85 – 86, 98 – 107, 111 - 114). Они убедительно свидетельствуют, что после присоединения Литвы к СССР у органов НКВД республики не существовало каких бы то ни было планов по подготовке и проведению массовых репрессивных операций в отношении населения республики. Деятельность органов НКВД была направлена главным образом против тех, кто осуществлял реальную антигосударственную деятельность. Как большую научную удачу следует отметить выявление и публикацию в сборнике ранее неизвестного историкам полного текста приказа НКВД СССР № 001223 от 11 октября 1939 г. (приложение I, док. № 1), ссылка на который ранее использовалась для «обоснования» тезиса о заблаговременной подготовки массовых репрессий против населения Прибалтики. Следует согласиться с составителем А.Р. Дюковым, что публикация этого документа позволяет избавиться от «затянувшегося историографического недоразумения» (С. 11).

Первая массовая репрессивная акция в Литве началась в конце 1940 г., когда по прямому указанию Москвы органы НКВД Литвы приступили к подготовке операции по депортации нескольких тысяч «контрреволюционного элемента» из числа беженцев из Польши. Однако НКВД Литвы не смог организовать проведение этой операции вплоть до мая 1941 г.; в итоге подлежавший депортации «контрреволюционный элемент» беженцев был включен в списки депортированных лишь в июне 1941 г. (Док. № 10 – 11, 19, 24, 27 – 28, 39, 41, 52 - 53).

Документы показывают, что оперативная, следственная и учетная деятельность органов НКВД–НКГБ Литвы была малорезультативна: на местах прямые указания республиканского центра не выполнялись, массовый учет антисоветского элемента отсутствовал, следственная работа проводилась формально, рабочая дисциплина находилась на крайне низком уровне. Фактически органы НКВД–НКГБ Литвы оказались неспособными эффективно противодействовать разветвленному литовскому националистическому подполью, объединенному Фронтом литовских активистов (Док. № 26, 61 - 63). Документы сборника убеждают, что созданный в конце 1940 г. Фронт литовских активистов, объединивший литовское антисоветское националистическое подполье, был организацией откровенно фашистской, с сильным антисемитским идеологическим компонентом. Ориентируясь на нацистскую Германию и поддерживая тесные связи с ее спецслужбами, он планировал организацию массового антисоветского «восстания» в момент нападения Германии на СССР, а так же преследование и уничтожение «нелояльного элемента»: евреев, коммунистов и просоветски настроенных литовцев (Док. № 23, 30, 32 – 33, 45, 50, 66, 77 и др.).

К апрелю 1941 г. руководство НКГБ Литвы осознало масштабы подпольной деятельности Фронта литовских активистов и свою неспособность противодействовать литовскому антисоветскому подполью «штатными» оперативно-следственными методами. НКГБ Литвы запросило в Москве разрешение на проведение массовой депортации «антисоветского» элемента с целью ликвидации базы подполья. Москва такое разрешение дала, хотя и сократив лимиты подлежавших депортации (док. № 51 – 53, 57). С этого момента одним из основных направлений деятельности НКГБ Литвы стала подготовка высылки. В результате проведенной 14 июня 1941 г. этой массовой репрессивной акции пострадало много невинных жителей республики (Док. № 93 - 95 и др.), цель - разгром литовского националистического подполья - достигнута не была. После нападения нацистской Германии на СССР формирования Фронта литовских активистов развернули диверсионно-подрывную деятельность в тылу советских войск, впоследствии позитивно оцененную нацистскими спецслужбами (Док. № 98; Приложение I. Док. № 4).

Документы сборника существенно уточняют представления историков о начале Холокоста в Литве. Сформированное Фронтом литовских активистов так называемое Временное правительство Литвы создало в республике первый концлагерь для евреев; формирования «литовских партизан» совместно с нацистскими айнзатцкомандами приняли активное участие в уничтожении евреев. Все это было результатом заранее сформулированных руководством «Фронта литовских активистов» преступных планов (Док. № 26, 30, 45, 50, 99 – 107, 111 - 114 и др.).

Мы солидарны с основанном на публикуемых документах главным концептуальным выводом составителя сборника: «Парадоксальным образом в Литве деятельность советских органов госбезопасности (еще несколько лет назад осуществлявших преступные массовые операции 1937–1938 гг.) вплоть до мая 1941 г. носила в целом обоснованный характер и, как правило, не была направлена на преследование каких-либо национальных или социальных категорий населения. А вот ставивший своей целью воссоздание «государственной независимости» республики Фронт литовских активистов планировал и, впоследствии, осуществлял масштабные преступления против человечности» (С. 25).

Сборник, как и любая серьезная публикация (ее открывают введение, где даны историография и история проблемы, археографическое предисловие), не свободен от недостатков. Хотя в основном он подготовлен в соответствии с "Правилами издания исторических документов в СССР" (М., 1990), в ряде случаев составитель отходит от их требований. Например, сокращения в текстах документов не оговариваются, а лишь обозначаются многоточием, в отдельных случаях при датировке документов не делаются ссылки «датируется по содержанию» (Док. № 5), не исправляются явные опечатки в датировке некоторых документов (Док. № 20). В научно-справочном аппарате сборника отутствуют такие важнейшие элементы, как предметно-тематический указатель и примечания по содержанию документов.

Данные замечания не умаляют заслуги составителя сборника, поскольку перекрываются главным достоинством издания – его научной новизной и практической значимостью.

В.В. КОНДРАШИН


Примечания:

[1] Зубкова Е. Прибалтика и Кремль. М., 2008.

[2] См., напр.: Berkhoff K.C., Carynnyk M. The Organization of Ukrainian Nationalists and its Attitude toward Germans and Jews: Yaroslav Stets’ko’s 1941 Zhyttiepis // Harvard Ukrainian Studies. 1999. № 3 – 4; Rossolinski-Liebe G. The «Ukrainian National Revolution» of 1941: Discourse and Practice of a Fascist Movement // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2011. Vol. 12. № 1. Р. 83–114; Carynnyk M. Foes of our rebirth: Ukrainian nationalist discussions about Jews, 1929-1947 // Nationalities Papers. 2011. Vol. 39. № 3. P. 315 — 352.

[3] См.: Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны: Док.: В 2 т. / Под ред. А. Н. Артизова; отв. сост. Т.В. Царевская-Дякина; сост.: Н.Н. Воякина, Л.Н. Доброхотов, Н.М. Емельянова, И.А. Зюзина, В.И. Коротаев, В.В. Костыгов, А.С. Кочетова, Л.Я. Лучкина. М., 2012.

Tags: ЛАФ, Литва, книги, научная жизнь, о нас пишут, фонд, холокост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments